Walker & Royce: «Танцевальная музыка в Америке до сих пор считается андеграундом»

Walker & Royce

Гевин Ройс из дуэта Walker & Royce будет одним из главных гостей вечеринки в честь 11-го дня рождения Amber Muse Records, которая состоится в следующую пятницу, 13 ноября, в клубе One One. Дуэт работает всего 4 года, на за это время успел выпуститься на влиятельных лейблах Crosstown Rebels, Moda Black, Pets Recordings, Glasgow Underground и др., а его записи играют Sasha, Maceo Plex, Catz N Dogz, Danny Daze, Tensnake, Kolombo, и сам Пит Тонг. Богдан Таран пообщался с Гевином в своем радиошоу Dance Box. Предлагаем вам полную версию беседы.

– Гевин, в вашей биографии говорится, что с Сэмом Уолкером, вашим партнером по проекту, вы знакомы давно, но вместе начали работать четыре года назад. А расскажите о своем опыте в электронной музыке до 2011-го.
– Я начал играть примерно в 2010 году и никогда не думал, что мог бы стать продюсером, потому что мне просто хотелось быть диджеем и работать на бизнес-сторону процесса, например, в компании звукозаписи. Но несколько лет спустя я начал делать ремиксы для своих сетов, и обратился за помощью к Сэму. У нас хорошо получилось вместе и мы решили продолжить писать музыку вдвоем.

– Пит Тонг, который сильно поддерживает вашу музыку, несколько лет назад запустил свое американское радиошоу Evolution. Как вы считаете, послужило ли это толчком для развития сцены электронной музыки в США?
– Да, я думаю, что это одна из вещей, которые поспособствовали подъему электронной музыки в США, хотя факторов, конечно, очень много. Данный жанр становится в Америке все популярнее, в особенности EDM. И благодаря росту его популярности люди начинают слушать и хаус-музыку получше, покруче, и техно в том числе.

– А что касатеся танцевальной музыки на радио, есть ли у вас танцевальные радиостанции в стране? Помню, еще в начале 00-х я ничего не мог нати в ФМ-дапазоне.
– С давних пор в США нет радиостанций, которые играли бы танцевальную музыку. В Британии есть BBC Radio 1 и Пит Тонг, которые постоянно играют электронный материал, поэтому люди знают его, а в Америке такого никогда не было. Я думаю, что в 80-х радио было интересным, но в последние два десятилетия тут ничего танцевального не звучит. Поэтому танцевальная музыка в Америке до сих пор считается андеграундом.

–  Расскажите, пожалуйста, о сцене Нью-Йорка. Я помню, 15 лет назад были клубы The Vinyl, где играли Дэнни Тенгалия и проходили вечеринки Body & Soul, Twilo с Эриком Морилло и т.д. Куда сейчас ходят любители танцевальной музыки в Большом Яблоке сегодня?
– Сейчас многие ходят в Output и подобные клубы. Однако, интересно, что у всех упомянутых вами людей тогда были резиденции: Дэнни Тенаглию, например, можно было услышать каждую пятницу, соответственно и других диджеев. А сейчас все по-другому – нью-йоркские клубы, главным образом, хотят заполучить иностранных гостей, диджеев из Европы.

– Вы регулярно играете в Европе. В чем, по-вашему, отличие клабинга в США и Старом свете?
– Мо моему мнению, в Великобритании, и думаю, во всей Европе тоже, люди обладают знанием танцевальной музыки. Ты должен быть наготове, когда играешь в Европе, потому что публика знает, что популярно на радио или на Beatport, и, если ты играешь что-то очень знакомое, они могут сказать, что им требуется нечто поновее. В Америке такого не происходит.

–  Вы нашли свой уникальный стиль и звучание. Что и кто оказывает на вас больше всего влияния?
– Среди влияний могу назвать Sasha & John Digweed, Сэм очень любит их, и когда мы были моложе, то много слушали релизы Global Underground. Я сам из Вашингтона, поэтому увлекался Deep Dish. Но теперь, я думаю, главное для нас это много диджеить и видеть, что работает, а что нет. Когда мы пишем музыку, то задумываемся о том, сработает это или нет, в какое время ночи можно сыграть трек или на какой вечеринке. Так что сейчас главное влияние на нас оказывает публика.

– То есть вы анализируете музыку, когда пишете ее?
– В каком-то смысле да. Когда мы завершаем какой-то трек, то потом слушаем его и думаем, где бы он мог хорошо сработать… И продолжая о влияниях, нам нравятся многие артисты, но мы не хотим никого копировать или следовать какому-то тренду, хотим иметь собственное звучание.

– Что у вас в работе сейчас?
– Вскоре у нас выйдет пара ремиксов для Twelve Stories на Hot Creations и VIVa Recordings. Еще один ремикс мы сделали для лейбла Shadow Child – Food Music. И работаем над парой EP, один из которых, надеюсь, выйдет на Street Tracks у Waze & Odyssey. В процессе много музыки, которая должна выйти до весны будущего года.

X