Audri: «Пластинка – это нечто большее, чем просто музыка»

Audri

Адриано Соррентино или Audri начал коллекционировать пластинки в родном Неаполе, из которого переехал оттачивать мастерство винилового диджеинга в Лондон, пока не обосновался в Берлине. В 2016 году вышла его первая пластинка «Coming from Reality» на YAY recordings , годом позже еще одна – «House Delight» на Imprints Records. Он является резидентом лондонских вечеринок OPIA Records и управляет своим лейблом DEMUT, на котором издает музыку под влиянием детройтского техно.

Audri, выступавший в Fabric и Club der Visionaire, 20 март приедет в Ригу, чтобы сначала сыграть на Instore Session в магазине пластинок Biit Me Riga, а затем в клубе One One. Специально для Тest Press Арчил Мампория поговорил с диджеем о музыке и пластинках.

– Когда ты впервые соприкоснулся с музыкой, и кто был среди артистов, оказавших на тебя влияние?

– Мое первое прикосновение к музыке пришло с глубокой любовью, которую испытывали к ней мои родители. Помню себя шестилетнего, сидящего на детском велосипеде с уокменом в ушах, в котором звучала «Curre curre wagliò» Пино Даниэле. Помимо вкуса родителей и моих неаполитанских корней, на меня сильно повлияли японские мультфильмы с роботизированными мелодиями, которые заполонили итальянское телевидение в 90-х.

– Расскажи о том, как ты подходишь к составлению своей коллекции, есть ли у тебя какая-то конкретная стратегия?

– У меня нет особой стратегии подбора записей, я всегда стараюсь покупать то, что мне нравится, с небольшой фильтрацией. Например, если у меня нет четкого ощущения, что новая пластинка очень горяча, я не спешу с ее покупкой. Слушаю запись несколько дней, пытаясь понять, действительно ли она стоящая. Такой метод позволяет не только сделать хороший выбор, но и сэкономить много денег, особенно, если ты достойный коллекционер и у тебя много записей, постоянно заполняющих полки. Бывает, закажешь пластинку онлайн, получишь ее и понимаешь, что она тебе больше не нравится. Нет уж, спасибо! Я также предпочитаю слушать винил в настоящем магазине, где ты можешь оценить качество записи и штамповки. Ну и сложно понять весь трек по фрагменту в онлайн-магазинах: часто туда закачивают лучшие куски, а на поверку полный трек тебя не впечатляет. Вдобавок ко всему, если вы встретите опытного продавца, то получите настоящие драгоценности, которые вам, скорее всего, будет трудно найти среди огромного количества треков в интернете… В конце концов, винил – это «личное прикосновение» от начала до конца.

– В чем особенность быть диджеем, который играет только винил? И насколько это отличается использования цифровой фонотеки?

– Я считаю, что играть пластинки увлекательнее, чем работать с цифровыми файлами. В этом больше жизни и взаимодействия с музыкой. Кроме того, ты не можешь их контролировать – тебе просто надо следовать за ними. Есть определенный вызов в том, что иногда винил микшируется красиво, а иногда не очень. Еще одна ключевая особенность пластинок в том, что совершенно неважно, насколько тебе «повезло», ведь ты не можешь купить сразу все, что хочется. И каждый раз перед тем, как потратить 20 евро на пластинку, надо быть полностью уверенным, что она тебе нужна. Таким образом, стандарт выбора музыки выше и коллекция от этого становится только лучше. В конце концов, само звучание винила… Не могу сказать, что его качество лучше, чем у цифры, но однозначно лучше ощущение! Пыль между дорожками и аналоговый звук наполняют аудиторию глубокой любовью и теплотой.

– Считаешь ли ты, что люди действительно способны оценить сложные диджейские приемы, если они на самом деле не знают, что именно происходит за проигрывателями?

– Не думаю, что все знают, что происходит за пультом, будь то цифра, винил или кассеты. Но для знающих это просто магия, и они точно оценят усилия хорошего диджея. Есть много людей, которые в свои выходные ездят в разные страны, чтобы послушать любимых диджеев – я считаю, что это лучшая часть работы артиста.

– Как ты думаешь, быть диджеем – это своего рода лидерство, когда ты убеждаешь людей следовать за собой и контролируешь танцпол? Как ты балансируешь между тем, что люди хотят слышать и тем, что ты хочешь сыграть им?

– Мне не кажется, что диджеинг это тип лидерства. Я занимаюсь этим, чтобы делиться музыкой, своей скромной точкой зрения. Единственный компромисс, на который я иду, это понимание настроения города, где выступаю, чтобы решить, взять с собой больше хауса или техно. Поскольку я играю только пластинки и не могу привезти с собой больше 80 штук, мой выбор должен быть мудрым. В остальном я всегда делаю, что хочу, и всегда пытаюсь почувствовать танцпол. Кому-то это может нравиться, кому-то – нет, мне все равно, я не пытаюсь прийтись по душе каждому.

– Определяет ли культурное происхождение то, каких людей ты видишь на танцполе?

– Вовсе нет. Культурный фон не определяет музыку, которую вы слушаете! Может, так когда-то и было, но одним из лучших аспектов клабинга сегодня является то, что на танцполе можно встретить любого. Современный клабинг основан на равенстве и любви. Я считаю, что те, кто ходят в клубы, везде одинаковы. Сила, которая приводит их в клуб, – это любовь к музыке, а у музыки нет и не должно быть никаких границ.

– Что бы ты посоветовал молодым продюсерам?

– У меня есть всего один совет начинающим продюсерам. Не делайте это ради денег, славы или для того, чтобы получить больше выступлений. Занимайтесь этим только из любви к музыке. Только то, что создано с любовью может принести вам что-то хорошее. Если у вас возникает ощущение, что вы тратите свое время в студии, то и слушатель почувствует то же самое, слушая ваши записи. Оставьте продюсирование тем, кто увлечен этим, и вместо этого лучше поиграйте пластинки.

– Есть ли больше престижа в выпуске музыки на виниле, чем в цифре?

– Никогда не задавался таким вопросом. Для меня это не более престижно, это просто касается подхода к своей музыке. Винил ты можешь подержать в руках, почувствовать его, он как будто проходит все циклы жизни вместе с тобой. Он живет и путешествует с тобой. Кроме того, по причинам, которые я упоминал выше, цифровые треки могут затеряться где-то среди бесчисленных файлов в чьей-то фонотеке, в отличие от виниловых пластинок, с которыми у владельца есть более тесные отношения и вовлеченность. Пластинка становится чем-то большим, чем просто музыка: она может переходить из рук в руки и обретать свою историю. Старая пластинка может сохранять историю на обложке или даже между дорожками.

X