Boris Dlugosch: «Сегодня я нахожу вдохновение в новых людях из андеграундной среды»

Борис Длугош

В субботу, 23 января в Coyote Fly на вечеринке Deeplomacy сыграет немецкий хаус-классик Борис Длугош, один из немногих артистов, кто ремикшировал записи Daft Punk. Помимо этого, он работал над треками Jamiroquai, Basement Jaxx, Этьена Де Креси, Tiefschwarz, Ян Пули, Боб Синклара, и, конечно, Moloko. В середине 90-х его первый релиз с голосом Inaya Day «Keep Pushin’» сразу же стал международным хитом, попав в чарты Австралии, Канады, Италии, Великобритании и Испании, и сегодня считается одной из хаус-записей всех времен. Перед своим первым балтийским визитом Борис Длугош дал эксклюзивное интервью Богдану Тарану в передаче Dance Box. Предлагаем вам полную версию беседы.

– Я бы хотел начать с разговора о ваших ранних днях в музыке, потому что не все знают о корнях хауса… В вашей биографии сказано, что в подростковом возрасте вы были барабанщиком в хэви-метал группе. А как вы перешли от хэви-метала к такому совершенно другому жанру, каким является электронная музыка?
– Я бы сказал, что в те годы мы не придавали такого значения музыкальной форме. По радио, например, звучало все что угодно: электроника, рок, фанк и соул. Когда я был молодым, мне нравилась разная музыка – как, впрочем, и сейчас. Подростком я был гиперактивным, и игра на барабанах помогала мне успокоиться.

– А вы еще слушаете хэви-метал?
– Нет, на самом деле. Если честно, я даже не знаю, что происходит в современном хэви-метале. Но у меня сохранились все пластинки Iron Maiden, Judas Priest и других, которые я переслушиваю время от времени. И моим абсолютным идолом среди барабанщиков всегда остается Стюарт Коупленд из группы The Police, большим фанатом которой я тогда был.

– В 1986 году вы впервые сыграли в клубе Front в Гамбурге. Перед интервью я посмотрел фрагмент немецкой телепередачи Tanz House 1988-го, где вы как раз были за пультом, и увидел, что диджейское место было отделено от танцпола: оттуда в зал вели такие небольшие окошки… Как там игралось?
– Вообще видео тех дней из Front сохранилось не очень много, потому что это было нечто новое, особенное и культура только зарождалась. Почему они в клубе сделали диджейскую таким образом, я не знаю. Но для меня это было естественным: клуб там, а диджейская – отдельно. Может, это было сделано, чтобы аудитория не слишком мешала… Там вообще можно было запереться с друзьями, слушать музыку, покурить косячок. А для посетителей клуба это было сродни загадке: кто же сегодня там играет – Клаус или Борис? Клаус Штокхаузен был недосягаемым резидентом клуба, и для меня находиться с ним в одной диджейской комнате было очень здорово, это позволило легко начать играть.

– Тогда вы были отделены от публики, что ограничивало заказы аудитории сыграть что-то. А сегодня такое случается?
– Да, иногда, и в этих случаях я говорю, что сыграю песню следующей или через 2-3 трека.

– Сегодня с распространением музыкального софта практически у каждого есть доступ к процессу создания треков. А в те дни для этого требовались семплеры, синтезаторы, время в студии и т.д. Когда вы впервые взялись за написание музыки?
– Еще во времена группы, где я был барабанщиком, мы не раз записывались. Но как вы верно заметили, тогда нужно было арендовать студию, нанимать хорошего звукорежиссера. Позже я пошел учеником в студию, чтобы овладеть навыками звукоинженера и музыкального производства. А потом повстречал приятеля, у которого уже было три синтезатора, – Майкла Ланге (Michi Lange – прим. ред.). С ним мы начали писать музыку и зарабатывать небольшие деньги, которые всегда вкладывали в музыкальное оборудование. Помню, что мы попросили деньги за наш первый коммерческий ремикс для Captain Hollywood вперед, чтобы купить достаточно емкий семплер, который мог бы вместить все партии реппера группы. Так мы работали в то время: в музыкальные инструменты вкладывались большие деньги.

– 90-е были золотым веком хауса и соулфул-хауса, и вы были неотъемлемой частью истории, особенно благодаря своим хитам «Keep Pushin’ » и «Hold Your Head Up High». Сегодня интернет свободно соединяет людей на разных концах мира, так что довольно просто работать с кем-то из-за границы. Расскажите, как вы работали с Inaya Day из США, вокалисткой упомянутых треков.
– Когда мы познакомились, она жила и работала в Германии, участвовала в роллерском мюзикле «Starlight Express», правда, не в Гамбурге. Но мой друг, который знал ее, познакомил нас и мы как-то отправились в студию, чтобы записать «Keep Pushin’»… И вы правы, в то время мы все мечтали о таких вокалистах, как Inaya, потому что у нас все были немцами и не пели в манере госпела, которая нам очень нравилась.

– Между великолепной песней «Never Enough» с Рошин Мерфи 2001 года и «Bangkok» 2009 вы не выпустили ни одного оригинального трека, только пару микшированных сборников. Это было осознанно или из-за нехватки времени?
– Я больше не чувствовал того вдохновения, что было раньше. Сначала я играл соулфул-хаус, потом мы разошлись с моим партнером и продали большинство студийного оборудования, и во всей индустрии происходили большие изменения… В 80-х вся музыка была вместе, а в 90-х она разделилась: ты мог играть либо хаус, либо техно, либо электронику, и сложно было играть все вместе. А потом такие артисты как Soulwax и 2 Many DJs открыли много дверей, потому что стали микшировать все в кучу, делать мэш-апы из совершенно разных жанров. Мне это очень понравилось, я стал играть в подобном ключе, но у меня не было навыков в создании такой музыки, поэтому пришлось перестраиваться.

– В 80-х и 90-х танцевальная музыка вдохновляла благодаря своей новизне и свежести. Чувствуете ли вы сегодня что-то подобное?
– Конечно, когда ты молод и слышишь нечто новое, то это больше вдохновляет, чем сегодня, когда включаешь подкаст или микстейп какого-то нового артиста. Сегодня я нахожу вдохновение в новых людях из андеграундной среды, которые играют что-то не заезженное. Но, понятно, что сегодня есть мало того, чего я не слышал раньше. Так что необходимо мотивировать себя, чтобы найти нечто новое.

– И в завершении расскажите о проектах, над которыми работаете в студии.
– Готовятся к выходу два сингла, один из которых вместе с Purple Disco Machine – это будет продолжение нашего успешного трека «L.O.V.E.» на Defected. Также я работаю над EP с еще одним другом по имени Lars Moston, который раньше записывался как Moston & Malente. Недавно я закончил ремикс для проекта Fatboy Slim – Mighty Dub Katz, он переиздает старый трек. Ну и мои дети уже достаточно выросли, так что у меня сейчас больше времени на студию, поэтому в этом году будет еще музыка.

– Спасибо за беседу.

Запись Dance Box с эксклюзивным миксом Бориса Длугоша.

X