Милтон Джексон: «Моим первым увлечением был хеви-метал!»

Milton Jackson

В преддверии первого выступления Милтона Джексона в Латвии на вечеринке в честь 15-летия Amber Muse (в эту субботу, 16 ноября), Богдан Таран задал этому артисту несколько вопросов. Диджей и продюсер, известный, прежде всего, как автор популярных и успешных дип-хаус-записей, выходивших на Freerange Records, Dark Energy, Tsuba, Tronicsole и других, в этом интервью открылся с другой стороны.

– 60 релизов, 2 альбома и более 100 ремиксов в течение одной декады – похоже, что музыка является для тебя основной работой…

– Была, но я прекратил заниматься музыкальным продакшеном полный день по нескольким причинам: завел семью, купил дом, а также хотел попробовать что-то новое в своей профессиональной жизни и иметь большую финансовую стабильность.

– А чем ты занимаешься помимо музыки?

– Я являюсь системным дизайнером и планировщиком в Loud & Clear в Глазго. Мы создаем большие жилые проекты с Hi-Fi, домашними кинотеатрами, дизайном освещения и большими аудиосистемами. Это очень увлекательно, и я работаю в приятной обстановке. До этого моим местом работы была Clyde Broadcast – вещательная аудиосреда, которая поддерживала трансляции радиостанций по всему миру, в том числе, например, в Катаре.

– По твоему мнению, может ли музыкальная индустрия сегодня предложить достаточно рабочих мест для тех, кто хочет зарабатывать только музыкой? И насколько это просто или сложно сегодня?

– Очень сложно, значительно сложнее, чем 10-15 лет назад. Как и в большинстве других случаев, середина была вытеснена диджеями-суперзвездами и огромными гонорарами. По крайней мере, в Великобритании сложно заполнить клубы, так как большинство молодых людей копят деньги на одну большую поездку в Хорватию, на Ибицу или еще куда-то. Я бы сказал, что Глазго идет вразрез с этой тенденцией, потому что клубы здесь кажутся забитыми круглый год. Когда я начинал работать на лейбле Tronicsole, возможностей работы в музыкальном бизнесе было значительно больше, чем сейчас.

Milton Jackson

– Я знаю, что в начале этого десятилетия у тебя родились дети. Как удается посвящаться себя семье и посвящать время для музыки?

– Все это очень сложно, пока дети еще совсем малы, но когда они взрослеют и обретают больше независимости, становится легче.

– В твоей музыке мне нравится совмещение дипа с влияниями техно. Каков твой музыкальный бэкграунд?

– В подростковом возрасте я долго играл на классической гитаре и участвовал в разных группах. Веришь или нет, но моим первым увлечением был хеви-метал! Мне всегда нравились такие жанры, как экзотика (имитация стилей и звуков музыки экзотических стран – прим. авт.), library-музыка (музыка, записанная для радиопрограмм, телепередач и фильмов – прим. авт.), пианист Лес Бакстер – музыка такого типа возродилась благодаря каналам YouTube и хип-хоп продюсерам, которые искали хорошие семплы. Стоимость некоторых из этих записей на Discogs сейчас доходит до 300 евро, тогда как несколько лет назад это были 15 евро.

– А чем ты пользуешься в студии?

– Главным образом, работаю в цифре – плагины Universal Audio и Logic, – но люблю и аналоговые семплеры вроде E-mu и Akai. Я часто использовал последовательные схемы T8, синтезатор Roland Juno, но все они со временем ломаются, поэтому в итоге обратился к виртуальному синту U-He Diva, так как он надежнее.

– На Housewax, саблейбле Rawax, у тебя в ноябре выйдет новый EP в классическом стиле Милтона Джексона. Что еще в работе?

– Я записал новый EP c Shur-i-kan для Freerange Records, который мы заканчиваем в данный момент. Плюс релиз для Housewax, который ты упомянул. Надеюсь сделать еще один для них в декабре. Думаю, что с Shur-i-kan мы спродюсируем еще несколько EP в следующем году – проводить с ним время в студии одно удовольствие. Мы оба работаем полный день, поэтому хорошо распределить нагрузку на двоих.

– До встречи в Риге в субботу!

– Отлично, жду не дождусь, это должно быть весело!

X