Пластинки, звучащие вечно: Armando, Jam & Spoon, DJ Mehdi, Martin Dawson

В завершение серии рассказов о легендах и надеждах электронной музыки, преждевременно ушедших из жизни (часть первая и часть вторая), обозреватель danceradio.lv Жорж Лакстигала вспоминает еще нескольких артистов.

Еще одним знаковым диджеем и продюсером, рано ушедшим из жизни, был талантливейший скромняга Армандо Гэллоп (Armando) из Чикаго, с чьим именем напрямую связан термин эйсид-хаус, который, знаете ли, очень любим автором. Многие диджеи, меломаны, журналисты, в том числе и Нина Кравиц, начали знакомство с электронной музыкой именно с него – «Blackholes» 1990 года, который не так давно переработали Tale Of Us, или «Pleasure Dome» по сей день вызывают бурю восторга на понимающих танцполах, и то и дело их можно услышать в сетах диджеев, ностальгирующих по «безвозвратно утерянным временам». Данное афроамериканцам от природы чувство ритма и музыкального пространства Армандо сочетал с исключительными техническими изысканиями, словно собирательный немец-инженер Ральф Хюттер выжимая из «бездушных машин» удивительные комбинации хрустящих, резких, клацающих звуков, сводивших с ума слушателей. Добрый, светлый и отзывчивый Армандо оставил нам богатейшее наследие чикагского эйсид-хауса, которое золотыми кислотными буквами вписано в хрестоматию этого жанра. Армандо Гэллоп скончался в 1996 году в возрасте 26 лет – он умер от лейкемии вскоре после выхода своего первого и последнего альбома «One World, One Future».

Жизнь еще одного знаменитого продюсера – Марка Спуна из Jam & Spoon – на сороковом году жизни оборвал сердечный приступ. В 1992-м, когда Якубович еще не мутузил свой барабан (а было ведь и такое), транс не ассоциировался с запотевшими белыми рубашками, библейским подниманием рук в брейкдаунах и флагом Нидерландов, а Свен Фэт запускал легендарные «притрансованные» лейблы Harthouse i Eye Q, свет увидел ремикс Jam & Spoon на композицию итальянского проекта Age of Love с одноименным названием, оригинал которой вышел двумя годами ранее. Британский журналист Дом Филлипс пишет о ремиксе: «Age of Love был элегантным, футуристичным, гипнотичным; трек с очень сильной энергетикой, но экономный в мелодиях, полностью не похожий на все то, что было до этого. Мы заводили его вновь и вновь, все громче и громче».

Конечно, в обширной дискографии Jam & Spoon был не только ремикс на Age of Love – чего стоит один только душещипательный, как тогда выражались, «евро-хаус» под названием «Right In The Night (Fall In Love With Music)», под который была пролита бочка женских слез и выпита не одна бутылка «Trīs graudu» (или его аналогов) по всему миру. Но именно версия Марка Спуна и Джэма Эль Мара проторила дорожку для всех будущих звезд, преуспевших в эксплуатации звучания, которое сегодня чаще всего называют трансом. Как раз после него ушлый немец Пол ван Дайк смекнул, что к чему, задвинул пластинки с трезорским техно в погреб с законсервированными помидорами и принялся штамповать слезливые мелодии с поющими дядечками и тетечками. Age of Love – «Age of Love» (Jam & Spoon Remix) – неоднократный член различных топов, которые звучат как что-то вроде «10 самых значимых треков в электронной музыке».

DJ Mehdi с шумного лейбла Ed Banger скончался от травм, полученных после обвала крыши в собственном доме во время празднования дня рождения своего друга, известного музыканта Ритона. Двоюродный брат Ксавье из культовой нью-диско группы Justice, Мехди, как и другой известный тунисец, Локо Дайс, начинал с хип-хопа, а постепенно увлекся всеми видами танцев: френч-хаусом, электро, нью-диско и тем, что подписывается размытыми и пугающими своей неопределенностью терминами electronica и indie. Он был одним из многих артистов набирающего обороты Ed Banger, во главе которого стоял генеральный секретарь всех хипстеров города Париж Педро Винтер. Мехди попал на радары мировой музыкальной общественности во многом благодаря потрясающему треку «Signatune», а точнее даже его эдиту, который сделал один из бывших жителей Парижа Тома Бангальте, если и выбиравшийся подиджеить – без маски – на какие-то вечеринки в Калифорнии, то только на те, куда приезжала банда в составе Винтера, Мехди, Ксавье, ребят из Cassius и скандально известного режиссера Ромена Гавраса, показавшего все архитектурные достопримечательности Парижа в клипе Justice – «Stress».

Аневризма стала причиной внезапной кончины другого талантливого музыканта – проживавшего в Берлине британца Мартина Доусона, известного по проектам King Roc и Two Armadillos. Под своим настоящим именем он записывал симпатичные EP с Андре Кромом и успел выпустить активно бродившие по плейлистам «Sunday Smoking» и «Double Six». Доусон запомнился как продюсер, который мог несколько месяцев издавать и играть шустрый текхаус, а затем резко сменить вектор и приятно удивить рядом приличных дип-хаус треков. В 2011-м, за год смерти, Moodmusic издал его первый и последний альбом «Sunday Smoking», получивший хорошую прессу в Европе. Без всякого сомнения, имя Доусона еще долго было бы на слуху.

Приехав в Берлин, Мартин познакомился с итальянскими ребятами из Tales Of Us, которые отправились штурмовать Германию с двумя чемоданами и парой вертушек. Опять-таки за год до кончины Доусона Tale Of Us сделали ремикс на один из треков с его альбома – и, на мой взгляд (хотя поклонники Primative People могут возразить), это была и есть лучшая работа сверхпопулярного ныне итальянского дуэта. Ремикс получился пронзительным, чувственным и моментами буквально раздирающим душу на куски.

Трек, на который Доусон попросил друзей сделать ремикс, назывался «Is This Goodbye».

X