Vidis: «За все эти годы я понял, что занимаюсь своим делом из любви, а не ради денег»

Vidis

Vidis – это диджей, продюсер, промоутер, радиоведущий, основатель лейбла, менеджер артистического агентства и, главное, музыкальный энтузиаст высшего порядка.

Его детище Silence – не первый электронный лейбл в Литве, но именно он стал той компанией звукозаписи, музыку которой играли Laurent Garnier, Gilles Peterson, Jazzanova, Soul Clap, Sasha, Jamie Jones и другие. Vidis также стал первым литовским диджеем, который выпустил микс на известном немецком лейбле Get Physical Music.

Сегодня он управляет клубом Opium, который смело можно назвать лидером балтийской сцены электронной музыки: за время работы заведения там побывало столько интересных и известных артистов, что их хватило бы на лайнап небольшого фестиваля.

Богдан Таран задал артисту несколько вопросов накануне его приезда в Ригу, где на вечеринке House Purgatorio в эту субботу он сыграет свой последний сет под именем Vidis.

– В фейсбуке ты написал пост о «похоронах диджея», объявив о двух прощальных вечеринках для Vidis. Собираешься покончить с диджеингом, или это о наступлении новой фазы твоей карьеры?
– Это объявление указывает на несколько вещей. Прежде всего, призывает немного посмеяться над так называемой «диджейской культурой» и заявлениями артистов в социальных сетях. И нет, я не ухожу из диджеинга, а просто применяю один из образов, задействую одного из своих персонажей, существовавших на протяжении последних 15 с лишним лет. И в некотором смысле да, я «выхожу на пенсию» как музыкальный профессионал, чтобы полностью принять любительскую сторону вещей. Я знаю, это может звучать противоречиво, ведь я зарабатываю на жизнь в так называемой «музыкальной индустрии», но за все эти годы я понял, что занимаюсь своим делом из любви, а не ради денег.

– Ты уехал из Вильнюса? Фейсбук сообщает, что теперь место твоего проживания это Брюссель.
– Да, я переехал туда два года назад по семейным обстоятельствам. Живу там со своей замечательной маленькой семьей – одной женой и двумя сыновьями. Я называю это миграцией по любви.

– Ты управляешь одним из самых горячих электронных мест в Балтии – клубом Opium, который помогает выделить наш регион на международном уровне. Как тебе удается заниматься клубом на расстоянии?
– Не знаю. На самом деле. Здесь должен действовать универсальный ум.

– В Opium скоро состоится второй балтийский Boiler Room. Как ты думаешь, поможет ли это сильно измениться сцене нашего региона?
– Охват аудитории это всегда хорошо и подобное событие надо рассматривать как своего рода оценку и признание, но не думаю, что это окажет сильное влияние на сцену. Не могу представить, что по этой причине техно-туристы наводнят улицы Таллина или Вильнюса. Или местные таланты внезапно проснутся всемирно известными.  Если наши сцены когда-то и добьются процветания, то не из-за Boiler Room или какого-то другого масс-медиа.

– На литовской сцене электронной музыки ты уже много лет, и в нашем разговоре отметил, что музыкальные предпочтения литовской аудитории значительно изменились в последние годы. Расскажи об этой трансформации.
– Я говорил на примере публики Opium. И это отражает ситуацию в целом. Тренды, вкусы и предпочтения меняются постоянно, это происходит волнами, циклично. Сейчас мы переживаем возвращение электроклэша в его новой инкарнации, первая волна которого в Литве, и особенно в Вильнюсе, была очень сильной. Это нельзя просто взять и перечеркнуть. У нас настало время, когда ребята в кожаных куртках и узких джинсах с гитарами круче тех, кто носит диско-прикид или ходит в чёрном. Все эти изменения мне кажутся естественными. Они приносят новые идеи и влияния, предупреждают, заменяются чем-то другим. Как уроборос.

– Планируешь ли ты работать над новой музыкой, что это будет?
– Новая музыка в процессе создания. Также ремиксы. И еще видео. Все это должно быть увлекательно и не станет ограничиваться жанрами. По меньшей мере, такова задумка.

– Спасибо за беседу.

Больше о мероприятии House Purgatorio можно узнать на фейсбуке.

Фото: Visvaldas Morkevicius

X