Andreas Saag: «Очень люблю записывать живые инструменты».

В эти выходные с двумя сетами в Эстонии выступит шведский диджей, продюсер и музыкант Андреас Сааг, имя которого хорошо было известно в 2000-х в связи с джеззи-хаус-сценой страны. Накануне визита артиста Богдан Таран связался с ним, чтобы задать несколько вопросом. Предлагаем читателям DanceRadio.lv полную версию этой беседы.

– Ты родом из Скандинавии, но Фейсбук сообщает, что сейчас ты живешь в Берлине, это так?
– Да, совершенно верно, я родом из Гётебурга в Швеции, где я делал музыку на протяжении примерно 15 лет. Там была сильная джазовая сцена в 2000-х, которая умерла. Электронная сцена, поначалу интересная, со временем наскучила, и я подумал, что никогда не жил за пределами родного города, и решил перебраться сюда.

– Как долго ты живешь в Берлине?
– Уже около трех лет.

– В Берлине на сегодняшний день живет очень много диджеев и продюсеров со всего мира. Не слишком ли высока конкуренция?
– О, да, конкуренция велика! И здесь хватает диджеев, которые не пишут свою музыку, а как-то связаны с клубами. Здешняя сцена довольно схожа с Лондоном, где много людей конкурируют за гиги, денег не очень много, и сложно жить только, только лишь играя где-то. Приходится ездить с выступлениями за границу. Я, например, в эти выходные еду в Эстонию…

andreas-saag-press-pic-2-low-res– А ты чем-то еще занимаешься помимо музыки?
– Нет, я только продюсирую музыку в своей домашней студии и выступаю.

– Твое имя связано с джазовой сценой Швеции, расскажи о своих музыкальных корнях, есть ли у тебя образование и на каких инструментах ты играешь?
– Я играю на фортепиано и могу сыграть на барабанах, чему учился в средней школе. Уроки игры на фортепиано я стал брать, начиная с шестилетнего возраста, и играл тогда всякие детские и классические мелодии, а в 12 уже стал пробовать исполнять джазовые вещи. Еще несколько лет спустя мой отец принес домой компьютер Atari 1040 STE с миди-входом, и тогда я предпринял первые опыты в создании электронной музыки в Cubase.

– На записях в YouTube я видел, что ты пользуешься миди-клавиатурой при записи миксов. А как насчет живых инструментов – как часто ты записываешь их для своей музыки?
– В начале своего творческого пути в электронной музыке я был вдохновлен шведским техно, и поначалу продюсировал очень электронный материал. Когда дело дошло до первого релиза в 2000-м году, владелец лейбла – мой хороший друг, – познакомил меня с обширной джеззи-сценой и музыкой таких продюсеров, как Jazzanova. Он сказал, что это именно то, что собирается выпускать на новом лейбле и попросил меня сделать что-то в таком ключе. А я хоть и экспериментировал в данном направлении, для меня это не было приоритетом. Возможность издаться на лейбле побудила меня начать записывать живые инструменты, и надо признать, что тогда я делал это значительно чаще, чем сейчас. Это был период работы под именем Swellsessions, когда я работал с живыми вокалистами и целой группой на сцене. Из Гетеборга мне не удалось привезти все свои инструменты, пианино, например, поэтому сейчас я больше работаю электронно. Хотя записывать живые инструменты очень люблю.

– А когда ты играешь диджейские сеты, что еще используешь помимо пластинок или дисков?
– Мои диджейские выступления – это смесь диджеинга и лайва, потому что я играю свои треки из компьютера. Часть из них это законченные работы, а некоторые – это лишь какие-то элементы, такие, как драм-линии и т.д. Иногда я вообще начинаю с программирования ударных секций, так что это можно назвать и лайвом.

– Выходит, что твои выступления всегда полны импровизации?
– Да, я играю много соло на клавишах. Это вообще важно, потому что, когда кто-то играет лайв с контроллеров, то в лучшем случае 5% аудитории понимают, что за кнопки там нажимает артист. Ну а когда кто-то играет, например, на синтезаторе, то всем сразу становится понятно, что происходит. Именно это дает элемент лайва выступлению электронных артистов.

– Ты много продюсируешь, что сейчас в работе?
– У меня только что вышла пластинка на Local Talk, и я работаю над материалом для этого лейбла и для Freerange Records. Я также подписал контракт с компанией Кевина Сондерсона KMS, что много для меня значит, потому что я давний поклонник его музыки. Там и на саб-лейбле KMS выйдет несколько моих треков. Я пытаюсь сделать столько музыки, сколько позволяет время в сутках, и вокруг много лейблов, которые хотят ее издать. Это меня радует.

– Спасибо за беседу.

 

X