Франклин Де Коста: «Музыкальный бизнес всегда был дерьмом»

Франклин Де Коста

Франклин Де Коста (Franklin De Costa) начинал как музыкант, играющий на ударных и предпочитающий джаз, металл и рок в стиле 70-х. После нескольких лет живых выступлений, он увлекся электронной музыкой – эксперименты со звуком в студии отца дали свои плоды и первые релизы Франклина вышли в 1995-96 г.г. на Fusion Records. До конца 90-х он издавался на различных техно-лейблах во Франкфурте под псевдонимом Tichy.

Мировую известность ему принесли релизы на Trapez, один из которых, «The Call», стал фаворитом многих известных диджеев мира. С тех пор вместе с Yapacc он управлял лейблом Green Empire и устраивал одноименные мероприятия. Сегодня в его активе издания на Killekill, Leena Music, Curle, ReSolute, Vitalik и других под разными именами (Archaetech, DCNT, Mudkid, R-Type, Tichy, TYON).

В пятницу, 26 апреля, Франклин Де Коста сыграет на главном танцполе вечеринки Amber Muse’s Fakultät в клубе Autentika. Богдан Таран задал несколько вопросов артисту накануне его приезда в Ригу.

– Какому музыкальному периоду принадлежит твое сердце?

– У меня теплые воспоминания о 90-х, но смотреть вперед так же важно, как и оглядываться назад.

– То время оказывает влияние на твою музыку?

– Я всегда менял стили с течением времени, потому что в какой-то момент все становится скучным.

– Твои записи всегда звучали нетривиально, с неожиданными поворотами и развитием. Что ты слушаешь в свободное время: электронную музыку или что-то другое?

– Как диджей я должен слушать много хауса и техно – без этого не обойтись (смеется). И поскольку на нас всегда влияет то, что мы слышим, важно понимать, что развитие некоторых направлений электронной музыки может быть скучным. Я редко играю свои треки в клубах. Как бы странно это не показалось, предпочитаю слушать их дома. Вот почему мне нравится делать нестандартные клубные аранжировки.

– Это еще и вопрос о том, черпаешь ли ты вдохновение в музыке или в чем-то еще?

– Мое вдохновение обычно идет из звука. Начинаю играть с инструментами и оборудованием, и просто отдаюсь процессу.

– Важно ли тебе быть в хорошем настроении, когда ты пишешь музыки, или она получается лучше, когда ты что-то переживаешь?

– Это может быть и моментом катарсиса…

– Ты начал сочинять треки в 90-х, когда маркетинг в музыкальном бизнесе не был таким важным, как сегодня. Тебе комфортно в нынешних условиях?

– Когда я только начинал, то никогда не думал, что это путь к богатству. Я подходил ко всему очень идеалистично. Я не принял предложение записать альбом, потому что устал от техно на 140bpm, которое делал в то время, и отказался гастролировать, потому что мне больше нравилось расслабляться в студии. Меня не беспокоит настоящее. Музыкальный бизнес всегда был дерьмом.

– Помимо сочинения музыки, ты делаешь вечеринки каждый месяц, и, наверное, проводишь время с семьей. Как выглядит твой типичный день?

– Мало сна. Много электронной почты. И музыка в промежутках.

– Мне очень понравился клуб Griessmuehle, где проходят твои вечеринки, и показалось, что он не такой туристический, как клубные бренды побольше. В городе не только много туристов, но и музыкантов, съехавшихся со всего мира в последние годы. Помогает ли это в твоей сфере?

– Берлин всегда жил внешними влияниями и имел свою сильную сцену. Но иногда очень раздражает то, что приходится иметь дело с другими людьми и их проекциями о том, каким Берлин должен или не должен быть.

– Ты сам тусуешься или диджеинг и проведение вечеринок дает тебе достаточно клубного опыта?

– Мне нравится выходить в свет и встречаться с друзьями. У клабинга есть социальный аспект. Он связан не только с музыкой.

– Откуда появилось название твоих вечеринок Mother’s Finest?

– Мой отец слушал группу с таким же названием, которая играла фанк-рок, кроссовер. Оно мне понравилось.

– Mother’s Finest это, прежде всего, вечеринки, а музыку под этим названием ты тоже выпускаешь?

– Мы издали два микстейпа на кассетах, и скоро собираемся начать выпускать музыку на виниле и в цифре.

– Что–то из своего материала?

– Пока не могу об этом рассказывать.

– Спасибо за беседу и увидимся в Риге в пятницу!

– До встречи.

X